Суоми 2008

Автор Виталий Боровский
Фото автора

Одним ясным июльским днем 2008 года сидим мы, значит, с Норсу на скамеечке, выпиваем пиво с водкой, разговариваем за жизнь и ждем вечера, чтобы улечься спать после долгого дня в дороге. Рядом стоят наши палатки и зачехленные мотоциклы, мой «Урал Тройка» с коляской по имени «Зелибобер» и «Урал Волк» Норсу. Над нами чистое голубое небо, только яркого солнечного света мало, словно набежало облако и загородило солнце. И вдруг мы оба с удивлением замечаем, что на улице нет ни души. Только ведь что вокруг играли дети, суетились взрослые, ездили автомобили и велосипедисты, и вдруг – никого. А все потому, что сейчас два часа ночи, а день этот – полярный, и темнее уже не будет, так как находимся мы в кемпинге в городе Рованиеми, столице Лапландии, на северном полярном круге.

Трасса Е95

За пять дней до этого события, в четверг 17 июля в 6.30 утра, мы с Зелибобером выехали из нашего московского гаража в сторону Санкт-Петербурга. Выехали одни, поскольку остальные потенциальные попутчики, с которыми в прошлом году ездили в Чехию и чуть ли не год планировали эту поездку, по разным причинам ехать не смогли. Один только Волкодав держался до последнего, осенью через знакомых в нашем посольстве забрал брошенный в Чехии «Вояж», отремонтировал его зимой, получил финскую визу и целый месяц ежедневно испытывал мотоцикл на надежность, в результате чего вечером накануне выезда на нем развалилась коробка передач. Конечно, я предложил место в коляске, но Волкодав отказался, и я остался один.

Погода благоприятствовала героям, и к 7 часам вечера мы с Зелибобером уже стояли в Питере на площади Победы, где нас встретил Громоззека на своем «Волке» – о моем прибытии его известил Волкодав. Встретил и привез в свой огромный гараж, где также находились Паштет, Мессер и несколько клиентов мотосервиса. Выпили за знакомство, поели вкусных микроволновых чебуреков, а потом Громоззекина жена Юля на своем милом красном джипике забрала нас с ним домой, где мне был гостеприимно предоставлен уютнейший диван в отдельной комнате. Да, здесь действительно говорят «парадная» и «поребрик».

Киборг едет в Выборг

Ранним утром в пятницу, самостоятельно позавтракав, я разбудил Громоззеку с просьбой отвезти меня с вещами на авто до места стоянки мотоцикла, а он взял да и еще сопроводил меня, неместного, до кольцевой автодороги. После выражения благодарностей и недолгих прощаний я выехал на КАД, свернул на Выборгское шоссе и к полудню был в Торфяновке. Объехал скопление автомобилей, без очереди и проблем последовательно пересек государственные границы Российской Федерации и Финской Республики, и в час дня уже обедал с Норсу на первой автозаправке с финской стороны – он приехал из Хельсинки встречать меня на границе.

Оппозитная Финляндия

После обеда мы выехали на север в сторону слета финских оппозитчиков «Урал Ройкка 2008», проходившего с 11 по 13 июля в местечке Муураме, что под Ювяскюля, примерно в 250 километрах от границы. Дороги в Финляндии в основном двухполосные, асфальт отличный, движение умеренное. Ограничение скорости в населенных пунктах – 40 км/ч, на шоссе – 90 км/ч, на автострадах – 120 км/ч. Бензин стоит около 1,6 евро за литр, причем цена указана до тысячной евро, что забавно.

В Финляндии песчано-сосновые пейзажи Ленинградской области сменились постледниковым рельефом, невысокими, заросшими тайгой сопками, огромными валунами и бесчисленными озерами. Здесь я понял, что «страна тысячи озер» – это не просто литературное клише, а вполне буквальное определение, так как только за первые 250 километров пути мы их проехали штук, наверное, пятьдесят. Среди всех этих гор, лесов и озер очень мало населенных пунктов и, за исключением самого шоссе, признаков человеческого присутствия вообще. Изредка попадаются поселки в десяток домов, выкрашенных яркими теплыми красками – красные, желтые, оранжевые. Любопытно, что почти никто не строит заборов, ни высоких, ни низких – посреди поля стоят несколько домов, вокруг каждого пострижена трава, и все.

Ехали мы, ехали, по сухой дороге и по мокрой, немного заблудились, но к вечеру приехали на место слета, под которое была выделена территория горнолыжного курорта на самой вершине горы. Дух захватило от открывшихся с этой высоты видов – уходящих к горизонту пологих сопок, покрытых лесами и изрезанных озером, воды которого бороздили белые катера и яхты.

Мы с Норсу зарегистрировались, заплатили 25 евро за въездные билеты, в стоимость которых входили несколько кормежек и сауна, и стали объезжать лагерь кругом, присматривая подходящее место для стоянки. Вдруг сзади раздался оглушительный свист, от которого Норсу завалился на правый бок. Пока я спрыгнул с мотика и помог Норсу поднять «Волка», к нам подбежал местный соловей разбойник в форме дезертира советской армии и предложил остановиться рядом с ним. Вежливо послав его к черту, мы поставили наши палатки отдельно от всех под мачтой лыжного подъемника, в том месте, где, как нам показалось, был лучший вид на лежащий внизу пейзаж.

Время от времени начинался дождь, высокая трава намокла, а вместе с ней – и обувь. Под дождем мы съездили на Зелибобере в лес и набрали березовых бревен, уже в лагере разломали несколько паллет, полили все это бензином и разожгли костер, на котором я успешно сжег свои ботинки, а Норсу слегка подпалил сапоги. На огонек потянулись финны – любители халявы. Угостив их пару раз водкой, я понял, что ответных предложений мы не дождемся, и, поскольку наши запасы были ограничены, мы с Норсу перешли непосредственно к общению с аборигенами на смеси финского, английского и жестов. Большинство финнов, выразив восхищение моим мотоциклом, предлагали продать Зелибобера за дешево, и заметно расстраивались, когда я предлагал им купить точно такой же, но новый, у Норсу – официального дилера ИМЗ в Финляндии. Когда халява окончательно не прошла, мы с Норсу остались одни, под разговоры заметно опустошили наши запасы пива и разошлись по палаткам. Ночью шел сильный дождь.

В субботу, позавтракав по системе «финский стол», мы провели фотосессию. В отличие от Чехии, большинство местных оппозитов находятся в весьма плачевном состоянии, однако нам попадались и довольно ухоженные экземпляры. Норсу научил меня выставлять зазоры в клапанах – ура, я познал секрет мастерства! Главное – не забыть до следующего техобслуживания. Во второй половине дня мы посетили полковую сауну в форме дощатого вагончика с огромными щелями вокруг двери. К некоторому нашему удивлению, в сауне также оттягивались две дамы, смело обнажив свои беконистые тела. После бани на общем собрании мне вручили кубок за дальнобой и кожаные краги. Не владея финским, в ответ я произнес лаконичную речь типа «Урал форева, Финланд из э грейт кантри, сауна супер» и ретировался под общий смех и аплодисменты.

Ночью опять периодически начинался дождь, вокруг нашего костра собралась большая компания финнов – любителей русских оппозитных мотоциклов, в том числе оба члена мотоклуба «Мудак Байкерз Финланд», мы много о чем-то разговаривали, обменивались адресами и телефонами, пили водку из моего кубка, и языковой барьер окончательно исчез.

На берегах озер

В воскресенье мы с Норсу долго проковырялись, собираясь в дорогу, и выехали только после обеда. Наша новая цель – город Рованиеми, столица Лапландии. Проехали километров сто под проливным дождем, от которого протекли даже дождевики и шлемы, и, как только погода наладилась, остановились на берегу живописного озера. На узкой полосе земли между берегом и шоссе, шириной метров 50, располагалось кафе и несколько столов со скамейками. Хозяйка кафе – милая работящая девушка – разрешила нам с Норсу поставить палатки и воспользоваться кирпичным очагом, сооруженным прямо на берегу.

Норсу развел огонь, я поставил палатку и перенес в нее вещи, после чего мы открыли по баночке пива и стали сушить свою насквозь мокрую одежду. Через три баночки оказалось, что мой шлем подплавился от огня. «Ну и черт с ним» – думал я – «Зато я поставил палатку, а вот Норсу будет заниматься этим пьяный и в темноте, когда я отправлюсь на боковую, какой же я организованный». За этими приятными размышлениями меня застал приезд хозяина кафе, который велел нам убираться к черту, а не то он вызовет полицию. Ни жалобный рассказ о проделанном из самой Москвы под дождем пути, ни предложенные 10 евро не произвели на упертого гоблина ни малейшего впечатления, и мне пришлось разбирать палатку и убирать вещи обратно в коляску, а Норсу просто допил пиво и сел в седло.

На мое предложение расположиться в лесу с другой стороны дороги Норсу недвусмысленно намекнул, что не хотел бы закончить свои дни в животе медведя или росомахи, которых здесь полно, и мы отправились искать цивилизованное место для ночлега. На наше счастье, всего километров через 30 мы нашли кемпинг на берегу другого озера, где за 15 евро с человека нас поселили в очаровательном четырехместном гробике размером 2 на 2 метра, с верхними откидными полками, как в купе, зато в трех шагах от воды. Приняв душ и убив несколько десятков комаров, мы с Норсу погрузились в крепкий сон.






Форум К оглавлению Поиск по сайту Архив журнала