Страх и ненависть на Кабо Верде

Текст: Слон, Паштет, Дмитрий Хитров
Фото: Слон
     В вопросе познания мира нам мотоциклистам одним явно не справиться…..
     Кабо Верде, а по-нашему Острова Зелёного Мыса представляют собой скопление из 10 крупных и 8 мелких островов в северной части Атлантического океана, к западу от Сенегала. Знамениты острова своими пляжами, певицей Цезарией Эворой, давно уже прописавшейся в Московских концертных залах и, пожалуй, местом конца злоключений корабля Arctic Sea. Никаких исторических достопримечательностей тут, пожалуй, нет, а вот климатически (круглый год здесь солнце и температура от 20 до 28 градусов) и с точки зрения природных ресурсов (разные острова существенно отличаются друг от друга, как рельефом местности, так и растительностью) государство весьма и весьма замечательное!
     Под прикрытием легенды о пляжном отдыхе в сторону далёких африканских островов De Cabo Verde отбыли четверо: Паштет (Паша Климанов), Слон (Серёжа Шилов) и их друзья Сергей «Длинный» и Маша Шиманко. 
     Слон: «Нас пригласил в Кабо Верде Роман Кимель, тату-мастер, живущий уже 16 лет в этом райском месте и владеющий студией в центре города Мендео на острове Сао Винсент. Единственной его просьбой было захватить с собой привет из СССР – мороженой трески. Паштет купил полтора килограмма рыбы, упаковал её и засунул в термос. Проблема состояла в том, что прямого рейса из Москвы на острова Зелёного Мыса нет, а во время многочисленных пересадок багаж потерялся, что для африканской страны оказалось явлением обычным и удивления в службе Lost&Found не вызвало. Багаж  нам удалось получить только через три дня. Наша треска побывала в Лиссабоне, на острове Сал, в Мюнхене и, добравшись через трое суток до нужного самолёта, долетела до места назначения. Сперва мы боялись открыть термос, опасаясь взрыва, однако никаких последствий кроме ужасного запаха не последовало. В багаже вместе с деликатесом прилетели и все татуировочные принадлежностями, так что Паштет был готов начать работу».
     Паштет: «Слону повезло больше. Он вёз красную икру, но его сумки, несмотря ни на что, успели за владельцем. Я прилетел на остров за два дня до Слона и, встретив его в аэропорту, сразу отвёз на уже полюбившееся место – красивейший дикий пляж Сан Педро. Он сел на берегу, скрестил ноги и, устремив взгляд в бесконечность, произнёс сакраментальную фразу «Земля приняла».
     Слон: «Сао Винсент – это большая деревня. Если кто-то приехал на остров – все в курсе. Ещё до прилёта Паштета по радио была передана новость о скором приезде известного “professor  tattoago”. На городском пляже Паштету был предоставлен шатёр, где по выходным он организовывал выездные тату-сессии. Скоро мы стали местной достопримечательностью, и все локальные знаменитости считали модным проводить время в нашем обществе. Директор пляжа, жена директора пляжа, телеведущие, местные руководители различных чинов и рангов, женская баскетбольная команда – меняясь они сидели рядом с нами, при этом не сильно докучая разговорами, а просто наблюдая за происходящим. В первый же вечер нас пригласили на концерт лучшего местного регги-иполнитель  Machono. После концерта пожилой мужик с длиннющими дредами лично нас поприветствовал, коротенечко поведал историю своей жизни и предложил раскуриться. Мы так и не выяснили официальную ситуацию с легализацией на островах марихуаны, но ответственно заявляем, что курят там все. Дабы земля приняла нас в полной мере, приходилось соответствовать, поэтому наше путешествие прошло с улыбкой на лице. На соседнем острове Сант Антао вообще своеобразный «травяной» заповедник. Сразу в трёх климатических поясах росли по-моему все известные сорта марихуаны. Такое разнообразие способствует как хорошему настроению, так и повышенной креативности, так что к вечеру каждого дня мы понимали, что никогда ещё так полноценно и интересно не проводили время. Ко всему прочему местное население крайне негативно относится к курению табака и, видя Паштета, идущего с сигаретой, один старик подбежал к нему и потребовал немедленно бросить эту вредную привычку, предложив в замен пакет первоклассной анаши».
     Паштет: «С татуировками ситауция обстоит так же как и везде. Фантазия людей ничем не отличается. Были и интересные работы. Я сделал несколько портретов, несколько больших работ, а в целом – мелочь: бабочки, трайблы, узорчики. Интересно было другое, как только я освоился, во мне проснулся с новой силой творческий потенциал. Океан, солнце, спокойствие и дружелюбные люди, всё это так не похоже на Москву, что позволило абстрагироваться от проблем и заняться творчеством.
     На Кабо Верде работают всего несколько мастеров. Тату культура, как впрочем и туризм там в зачаточном развитии, поэтому мне было интересно и важно правильно преподнести данное направление».
     Слон: «С первого дня мы обратили внимание, что люди на улицах не работают, а исключительно курят и танцуют, что нам не могло не понравиться. Группы граждан разучивали движения, строгие женщины руководили ими, а всё вместе это давало эффект непрекращающегося праздника. Только через неделю Рома спохватившись сообщил нам, что мы оказывается, попадаем на карнавал, к которому все готовились последние несколько месяцев. Никаких газет, никакого телевидения, никаких новостей – мы просто не могли знать о нём.
     Как обычно мы вышли вечером в город и, повесив на шею фотоаппараты, пошли в центр. Всё вокруг было перегорожено полицией, ото всюду к главной площади стекались наряженные люди. В центре стоял огромный грузовик, на котором была построена сцена, готовились музыканты. Людей в карнавальных костюмах становилось всё больше. Как всегда навеселе, они начали плясать ещё не дождавшись музыки. Охрана карнавала состояла сразу из трёх «структур»: шутейная – папуасы с палками из хребтов тунца, полиция и, на крайний случай, морская пехота. Беспрепятственно пройдя все три кордона, мы выбрали удобное место для фотографирования. Скорее всего, нас восприняли как каких-то европейских фоторепортёров, поэтому никто не мешал нам. Всё задвигалось, заиграло и затанцевало, машина тронулась и мы оказались впереди всей процессии. Для себя мы быстренько решили, что карнавальные костюмы нам не нужны, поскольку у нас есть татуировки, а значит у нас карнавал на всю жизнь! Самое точное высказывание о карнавале мы услышали от подвыпившей француженки. На вопрос «Как тебя зовут?» Она ответила: «Это же карнавал, здесь нет имён!» Так, мы провели весь карнавал, шествуя рядом с главной ведущей процессии. На следующий день все знали, что «professore tattuago» и его друг вели карнавал.
     Кабо Верде – место, куда стоит ехать на долго. Здесь надо пожить, почувствовать место и конечно добиться того, чтобы «Земля приняла». Местные люди очень доброжелательны, и дети и взрослые обожают фотографироваться, и как только ты достаёшь фотоаппарат, начинают «принимать позы». Любителям пятизвёздочного отдыха беспокоиться не стоит, но желающим забыть, про московские пробки и проблемы на работе - безусловно сюда».
     Словарь:
     Куринотерапия – употребление лёгких наркотиков в сугубо лечебных и познавательных целях.
     Квёленький – состояние после куринотерапии ближе к вечеру, когда разум несёт на себе отпечаток прожитого дня.
     Умаялся поди за день – высказывание, относящееся либо к вечернему времени либо к полудню, в зависимости насколько сильно умаялся.
     Обригадо – спасибо по-португальски, говорить надо всегда.
     PS: Да, и Слон с Машей не целовался!

ГАЛЕРЕЯ








Форум К оглавлению Поиск по сайту Архив журнала